"...Аз Воздам" Олександра Животкова на Kyiv Art Week

В рамках фестивалю сучасного мистецтва Kyiv Art Week Stedley Art Foundation представляе новый проект Олександра Животкова "...Аз Воздам".

Константин Донин

…АЗ ВОЗДАМ

На первый, не слишком внимательный взгляд, восемь свежих «баб» Александра Животкова, составивших цикл «…Аз воздам», логично продолжают проект 2015 года «Motherboard». Те же рубленно-резанные женские силуэты, тяжеленное, обожженное до черноты дерево, архетипическая Праматерь во всех своих возможных инкарнациях, от Лилит до Девы Марии.  Универсальный, всеобъемлющий символизм, неподражаемая техника исполнения ‒ Животков во всей красе и на своей территории: территории вечного, глубинного,  незыблемого.

«...Аз воздам» действительно продолжает «женскую линию», начатую в 2015-м. Развитие ‒ в деталях, и детали эти для Животкова неожиданны и провокативны настолько, что сомневаться не приходится: перед нами Праматерь кастрирующая, т. е., отмщающая и воздающая. Вопрошать «кому?» и «за что?» бесполезно ‒ насилия и безнаказанности вокруг в зашкаливающем избытке, и если уж рука Животкова потянулась к ножу ‒ это приговор высшего, нечеловеческого правосудия.

Что, кстати, в точности соответствует ветхозаветному первоисточнику: «Мне отмщение, и Аз воздам…»  ‒ в том смысле, что смиритесь, люди, не дергайтесь, оставьте Богу и отмщение, и воздаяние. Совет столь же мудрый, сколь и невыполнимый, взыскующий в человеке лучшего, на что он способен. Примерно тем же занимается последние годы и Животков. Его проповеднический темперамент проступает в работах все явственнее. Религиозные персонажи, фрагменты сакральных текстов, затворничество, отрешенность, трезвость, истовый труд, безжалостная требовательность к себе ‒ все признаки средневекового иконописца, вроде бы.

Существенная разница только в том, что никакой конкретной религии в общепринятом смысле Животков не проповедует. Потому и «иконы» его не превращают выставочное пространство в храм, а зрителя – в религиозного фанатика. Смотреть на Животкова больнее, чем просто биться лбом об пол. Никакого загробного утешения он не обещает, он вообще не врет ни себе, ни своей «пастве», ни художественной тусовке: быть человеком больно. Вернуть эту доисторическую правду в обиход суетливого современника, заставить пережить ее ‒ пусть даже ценой оскопления  ‒ Животков собственно и пытается. 

Фото з відкриття

Загрузка...